джиа россин
mirror-mirror on the wall, can i ever fuck 'em all? | i can shoot in any language.
персонажи: ривай, ханджи, условно эрвин
рейтинг: r
жанр: дарк, au в каноне
бета: Nancy_boy
альтернативная концовка 84-ой главы. графическая расчленёнка, смерть второстепенных персонажей. нахуй детей

     — Я... обещал.

     Последнее затупившееся лезвие с тихим звоном вывалилось из ножен. Уродливая титанья туша шипела, гнилостно дымясь. Ривай медленно оглянулся, не моргая. Кое-как убрал свалявшиеся мокрые пряди назад, размазав по лбу кровь. Перед ним, словно разлитое по весне озеро, распростёрлась гладь переломанных изуродованных трупов людей и лошадей. Воздух, насыщенный ужасом, казалось, плавился кругами, словно от костра.

     Ривай поднялся и пошёл невидяще, спотыкаясь. Внутри висела пустота, пронизанная натянутыми нервами.

     — Я обещал ему, — пусто повторил. Язык едва ворочался, ощущаясь напитанным кислой водой куском ваты.

     Мёртвая оглушающая тишина давила на черепную коробку. Ривай ступил меж ряби тел, слепо смотря под ноги. Ни одного хрипа, ни одного намёка на движение. Он торопливо брёл, стараясь не наступать на багровые куски мяса, выдернутые из суставов конечности, покрошенные кости в отрепьях мышечных волокон. Выплеснутые вспухшие внутренности растекались по желтеющей траве. От лошадиных крупов, принимающих на себя основной удар, осталось сплошь развороченное месиво.

     Ривая вдруг пронзил знобящий страх, оборвав наконец все нити и вырвав из отупения. Он только сейчас подумал о том, что может даже не узнать Эрвина среди всего этого фарша. Что, если его раздавило осколком скалы целиком, или разнесло на части. Невредимых тел не было, но Ривай до этого не представлял Эрвина одним из них. Всё, чего он боялся — опоздать.

     — Ри- …вай!..

     Ривай беспомощно повернул голову на крик. Мелкая фигура на стене вдали раздвоилась, потом снова слилась. Ханджи опирались на чье-то плечо. Или, наоборот, кого-то поддерживали. За их головой простирался первый белый рассветный луч.

     Слава богу, они живы. Ривай не находил в себе сил порадоваться этому.

     Ханджи крикнули ещё что-то, но доносились лишь обрывки. Ривай не пытался разобрать — он увидел Эрвина. Почти целого, не считая рассечённого бока. Споткнувшись в спешке, Ривай упал перед ним на колени, провёл рукой над безмятежным лицом, тщетно пытаясь унять дрожь и наковальню в висках. Ощутил на коже слабый, едва тёплый вздох. Внутри всё перевернулось несколько раз и застыло.

     — Эрвин, — позвал он, не понимая, зачем, и не узнав собственного голоса. — Эрвин. Слышишь меня? Я уже здесь, Эрвин. Всё будет в порядке. Мы в дерьме, но… выберемся.

     Даже если он вколет ему проклятую жидкость, Эрвин останется безмозглой титанской громадиной. Обезьяна сбежала, и у них больше нет в рукаве ни одной козырной карты. Он не справился с тем, ради чего полегла вся разведка, а Эрвин находился на волоске от смерти. Он безнадёжен, бесполезен и снова всё проебал, как и шесть лет назад.

     Лучше бы сломал ему тогда ноги, как и грозился.

     Ривай стащил с себя накидку и принялся быстро бинтовать рану, как можно более бережно подвязывая вываливающиеся органы. Вдоль позвоночника покалывало от опасения навредить ещё сильнее.

     — Ривай! — послышался усталый хриплый окрик Ханджи гораздо ближе. — Ты не видел сигнальный выстрел?

     Они были в метрах двадцати от него. Ривай бездумно моргнул — то ли они молниеносно передвигались, то ли он, оказывается, слишком надолго завис. Ничего не ответив, он вернулся к узлам. Скинув с себя куртку, сложил и умостил аккуратно под эрвиновым затылком.

     Ханджи встали у края, за которым начиналось кровавое кладбище, и сделали шаг вперёд.

     — Все погибли, — услышал Ривай голос совсем рядом. Не сразу понял, что они несут.

     — Думаешь, я ослеп тут, — надломлено отозвался, не сводя взгляда с Эрвина. — Большинство, да, но Эрвин жив, Ханджи. Он ещё дышит. Надо поискать других…

     — Все погибли, — перебили его на последнем слове Ханджи, встав справа от него. Ветер хлестко трепал их волосы. Ривай увидел бурую от крови повязку на их левом глазу. — Все до единого из нашего отряда. Кроме меня и Моблита. Моблит отделался сломанной ногой, когда ударился о дно колодца… Остальные спеклись заживо ценой поимки Колоссального. Тот, который ближе всего был, Арлерт, стал практически горсткой угля.

     — Неужели и Эрен?

     — И он.

     Ривай нахмурился, обрабатывая информацию. Пережил за сегодня слишком много, чтобы что-то ощутить. Знал, что накатит чуть позже. Если он сам доживёт.

     — Моблит остался с шифтером, — произнесли Ханджи, предвосхищая вопрос. Они говорили сухо и жёстко, словно их голос тоже спёкся до камня. Опустившись рядом, они проверили пульс Эрвина, убедились, что бинты крепкие.

     — Твой глаз…

     — Да, — последовал краткий ответ. — Невелика потеря. Что ты собирался делать с ним?

     Ривай, неосознанно вцепившийся в пальцы Эрвина и смотрящий сквозь стену, перевёл на них взгляд. Ему нечего было ответить. Ханджи, судя по внимательному взгляду, поняли это. И они оба понимали, что сейчас у них есть один-единственный выбор, означающий надежду и спасение.

     — Давай, помогай мне, — они принялись стаскивать с близлежащих тел накидки, чтоб связать их между собой для импровизированных носилок. — Донесём его до изножия. Возвращаться за шифтером и тащить прямо сюда слишком рискованно, можно не успеть.

     Дважды Риваю повторять не требовалось.

     Лишь бы не опоздать.

@темы: #сублимативное, #шингеки